Скульптура «Арлекин» Мориса Гиро Ривьера

Среди экспонатов музея Ар Деко недавно появилась новая, выделяющаяся своей загадочностью, а так же техникой и крупными размерами скульптура «Арлекин» Мориса Гиро Ривьера. Поскольку большинство скульптур в музее выполнено в хрисоэлефантинной технике — блестящая глазурованной поверхностью фигурка Арлекина кажется на их фоне более цельной и скромной. Однако, выразительность позы и образа искупают скупость декоративной отделки. Перед нами Арлекин! Персонаж в маске! Как надолго можно застыть перед этой скульптурой, размышляя о том посыле, который несёт в себе этот таинственный образ! Как глубоко хочется погрузиться в культуру в поисках ниточек, связывающих его с ней, чтобы яснее раскрыть его перед собой! Но можно ли разгадать до конца персонаж на веки застывший в маске? Сначала возникают воспоминания об античных истоках происхождения маски, которая неразрывно связана с древним ритуалом и происходящим из него мистериальным театром. Потом, сквозь века, в калейдоскопе времени, мы видим, что маска вновь проявляет себя в средневековье (по Хейзинге — это атрибут принадлежащий «человеку играющему», по Бахтину — маска — проявление смеховой культуры этого времени), мы можем вспомнить придворную культуру галантных праздненств конца 17 — начала 18 века, проявившую себя в меланхолически — невесомых образах, в масках, созданных Ватто.. но промотаем же скорее ленту времени поближе подступая к современности! Как возрастает актуальность маски в 19 веке! И не только в Европе, но и в России. Вспомним Лермонтовский «Маскарад». Как близко к бездне таящихся в ней смыслов подходит Лермонтов, вкладывая свои рассуждения в уста Арбенина:
«Молчит… таинственна, заговорит… так мило
Вы можете предать ее словам
Улыбку, взор, какие вам угодно…
Вот, например, взгляните… там…
Как выступает благородно
Высокая турчанка… как полна,
Как дышит грудь ее и страстно и свободно!
Вы знаете ли КТО она?»
В другом месте лермонтовской драмы маска и сама подчеркивает свою сущность, говоря:
«Я улечу, как призрак, без названья».
Очевидно, что перебирая для себя многочисленные смыслы, несомые маской, Лермонтов выбирает в качестве приоритетного, принцип обезличивания, наиболее притягательным кажется ему та пустота, которую представляет собой маска… и в этом отношении, вчитываясь в строки о турчанке мы можем сказать что и БЕЗ маски мы не знаем КТО она, таким образом, если лицо человека уже в некоторой (совсем не полной) мере является, «обезличиванием» его души, то маска завершает это обезличивание, не оставляя нам от души ничего! Стирая все ее проявления… Если мы ненадолго оторвёмся от наших исторических параллелей и вернёмся к скульптуре, то мы увидим, что в этом образе все таки осталось проявление души этого персонажа. Несмотря на то, что выражение лица скрыто от нас за маской, порывистость шага, динамика поворота, вся фигура выдаёт темперамент души — мы точно можем сказать, что перед нами импульсивный, характерный персонаж. … Совсем иначе чем Лермонтов, презентует сущность маски Эдгар По, раскрывая в небольшом экспрессивно-барочном рассказе «Маска Красной Смерти» этот предмет как олицетворение некого процесса, силы, которая позволяет надевшему ее не просто обезличить себя, но и стать таким образом воплотителем некоего третьего «я». Очевидно, это не относится к скульптуре Гиро Ривьера, маска, в данном случае слишком невыразительна, слишком проста… поэтому перед нами все же не три персонажа (человек; маска; дополнительный образ, несомый маской), а именно два, мы видим сверх пылкую душу прикрытую сверх обезличенной маской. … Ну и конечно, дёргая за ниточки культуры, в попытках углубиться в данный образ, нельзя не обратиться к концу 19 и началу 20 века. Почему именно в это время происходит такой всплеск интереса к феномену маски? Ответ на этот вопрос мы припасли ближе к концу нашего рассуждения…
Минуя Уайльда, приблизимся к Блоку:
«А под маской было звёздно
Улыбалась чья-то повесть
Короталась тихо ночь»
Произведения автора пестрят образами маски.
Но, пожалуй, наиболее значимо именно это стихотворение, раскрывающее нам сущность человеческого лица — как маски, прикрывающей собой и ночь, и звезды и все его мечты…скрывающей под собой целый мир. И мы с Вами уже догадываемся, что совсем не таково лицо нашего героя. Если поза и жесты его столь экспрессивны, то, очевидно и под маской мыслится выразительное, пылкое лицо… Сколько тайн мы уже разгадали.. и как интересно…что не изображая почти что ничего, максимально обезличивая своего персонажа, скульптор смог вложить в него так много, и передать не читаемые визуально, но считываемые интеллектуально смыслы! Вернёмся к началу 20 столетия…вспомним, что к феномену маски активно обращаются в это время постсимволисты, дадаисты, сюрреалисты и экспрессионисты. Однако, каждое художественное течение наделяет маску своим, свойственным только ему кодом; и любовь дадаистов и сюрреалистов к африканским маскам и к символике противогаза — как новой милитаристской маске европейского человека — это тема для отдельного рассуждения (прекрасно раскрытая Розалиндой Краусс)…однако маска, как образ в художественном мире ар деко стоит в стороне от заумных и зачастую параноидальных интерпретаций ярчайших художественных течений 20 века. Этот образ ближе к символизму, он возвышеннее и лиричней… и, пожалуй самая яркая параллель, которую мы можем найти к образу Ривьера — это носящий маску мистер Икс из «Принцессы Цирка»!
Крайне любопытно, что, как искусство ар деко пропитано русскими театральными влияниями, так пропитано ими и творчество Имре Кальмана оперетта «Принцесса Цирка» которого, созданная в 1925 году, была вдохновлена русским театром и русскими артистами. В частности, его вдохновила книга Станиславского «Моя жизнь в искусстве», где в одной из глав рассказывалось о влюбленности театрального реформатора в цирковую наездницу. Так же именно в это время Кальман познакомился с русским эмигрантом из аристократических кругов, скрывавшимся от публики под личиной маски во время своих феерических выступлений в цирках Европы. Из этих впечатлений и был сплетен персонаж в маске — мистер Икс, а вместе с ним и знаменитая мелодия песни «Всегда быть в маске — судьба моя!», которая зазвучала в 1926 в Вене, и которую мы с Вами помним прежде всего благодаря прекрасной советской экранизации 1982 года.
Однако… неужели образ маски, ярко прозвенев в первой половине 20 века затих и сник к нашему времени?!
Да нет … вспомним знаменитую «Маску» 1994 года с Джимом Керри в главной роли! Удивительно, но ни один критик не проводил параллелей между «Принцессой Цирка» и «Маской», а, между прочим, они есть. И в том и в другом произведении герой пользуется маской, чтобы показать героине, в которую он влюблён свою храбрость и силу, и в обоих случаях при этом он хочет скрыть себя…. Вообще, фильм «Маска», не смотря на свою комичность, затрагивает философские вопросы, ведь герой Джима Керри не только не скрывает себя, а наоборот, утрирует все черты своего характера с помощью маски и заключённого в ней духа Локки, ведь мы помним, как злодей, надев ту же самую маску, проявляет себя совсем иначе чем он! А значит маска предполагает не только функцию обезличивания и не только функцию наделения «третьим я», как мы подчеркнули выше… но и позволяет утрировать те черты, которые человек вынужден скрывать в обществе, по правилам которого он играет/живет. Таким образом, маска не только высвобождает человека из рутинной игры, но и преподносит его нам в гротескном виде. А значит, именно благодаря маске наш Арлекин может проявить себя в столь выразительной, загадочной позе, несущей в себе романтичность и таинственность! Сними он маску — сколь менее выразительны были бы его жесты?
… Театр, цирк, маски.. кто-нибудь может возразить, что все это пахнет пылью в 21 веке…а между тем, нами был поставлен вопрос — «Почему в 20 веке происходит всплеск интереса к феномену маски?». И.. кажется.. мы готовы дать ответ — всплеск происходит не сам по себе.. за ним часто следует волна. В наше время феномен маски, не только не отжил, но и многократно разросся, рассыпался тысячью осколков! Феномен маски максимально окружил нас именно сегодня. Он нашёл многочисленные новые воплощения не только в телевидении, радио и телефоне, но и, прежде всего, в социальных сетях. И теперь каждый может примерить на себя маску анонима, маску красавицы, маску успешного человека, каждый становится творцом своего собственного маскарада, и этот маскарад поглощает нас в своём виртуальном карнавальном кружении все больше, увлекая в мир вымышленных образов, и заставляя под тысячью наносных слоёв забывать о том, что «А под маской было звездно»……..и есть ли более актуальный образ чем человек в маске для нас сейчас?….

Подробнее о музее Ар Деко.

Автор: Шильцына Екатерина