Мелкая пластика ар-деко

Подход к дизайну мелкой пластики в ар-деко и модерне поднимает перед нами проблему актуальности и необходимости антропоморфизма в декоративном оформлении жилого пространства. Анализ формы, лица, тела, настроения окружающих — одна из функций, свойственных человеку; это одна из функций, позволивших ему в процессе эволюции выработать быстрое реагирование на опасного хищника, или мгновенно определять, что та или иная пища — вкусная. И по сей день, гуляя по городу, или рассматривая его панорамы из окон транспорта, мы, нередко, наделяем характером или настроением какой-нибудь дом, или арку или вход в здание. Наиболее же ярко архитепический подход к восприятию проявляется в детстве, вспомним, как мы любили книги и фильмы в которых могли разговаривать машины или дома, особенно яркий пример- начало советского мультфильма «Карлсон», где, проезжающие мимо малыша машины превращаются то в жирафов, то в бегемотов. Зачастую, антропоморфные или зооморфные объекты достигают нашего сознания за порогом осознанного восприятия, и порождают чувства, сложно поддающиеся определению; эти ощущения концентрируются внутри нас в расплывчатом, но концентрированном настроении. Подобные состояния, порождаемые в нас пространством, мы обычно называем атмосферой. Важна ли функция узнавания или неосознанной аллигоризации в жилой среде обитания для взрослого человека?

1

Ханс Хардерс. Лампа с фигурой японки. Частная коллекция

Современные дизайнеры, настроенные на функциональность, всячески опровергают важность подобной составляющей. Однако на протяжении истории развития культуры мы постоянно видим неосознанные попытки обращения к антропоморфизму. Примеры крайне разнообразны, от сложения дорического и ионического ордера в древней Греции до обращения к антропоморфному украшательству в архитектуре времён готики, и от создания ложек в форме женского тела в африканской культуре до мифологизации природных и космических явлений посредством их воплощения в человеческом образе в самых различных мировых религиях. (Как заметил Ксенофан — если бы быки, лошади и львы создавали себе Богов — они бы были в виде быков, лошадей и львов). Очевидным образом, попытка осмысления дизайна в ар деко отражает архитепические подходы, заложенные в нас природой. Однако их характер, исторические каннотации, а так же наполненность интертекстуальными смыслами — каждый волен определять для себя сам. Насколько гейша под лампой заставляет нас ощущать свет, исходящий из неё более «японским»? И какие разные, должно быть, ассоциации вызывает она, если у одних рождаются параллели с восходящим солнцем (вспоминается официальное название Японии — «Нихон коку», что в буквальном переводе означает «родина солнца»), у других — с оранжевато-красной теплотой света японских фильмов Вонга Карвая, а у третьих с японскими и китайскими бумажными фонарями, запускаемыми в небо? Или ваза с антикизированной фигурой в плавательном костюме.

2

Отто Перцель. Лампа с фигурой балерины. Музей Ар Деко

При столкновении таких понятий как «свет» и «античность» — порождаемых данным предметом, возникают аллюзии с теорией света Пифагора, согласно которой все видимые нами объекты являются таковыми благодаря лучам, испускаемым нашими глазами (как красиво осознание этой аллегории вечером, у этой лампы, когда исходящих от неё лучей хватает лишь для нащупывания близлежащих объектов). За работой или размышлениями может возникнуть и ассоциация со строками из «Спора древних философов об изящном»: «Часто лежу я под сенью дерев….», — ведь мы и сами, сидя рядом с этой лампой будто оказываемся под прикрытием кроны дерева, под которым «присела» и эта антикизированная девушка…Или лампа с балериной. Сколько ассоциаций рождает этот антропоморфный образ — и с танцующим огоньком, и с искусством цирка, «зажигающим» душу. Ещё более интересно, что каждый из этих объектов искусства, помещённый в жилую среду, даже одним субъектом в разном возрасте будет восприниматься по-разному, в зависимости от эмоциональной и интеллектуальной наполненности воспринимающего.

3

Фердинанд Прайс. Лампа с фигурой купальщицы. Музей Ар Деко

Таким образом, подобный объект, будучи интегрированным в наше пространство, не только задаёт настроение и атмосферу, не только вносит подсознательно востребованную аллегоричность и антроморфизм в среду бытования, но и намечает вектор постоянному изменению собственного восприятия в пространстве. И это делает наш ежедневный быт более наполненным и осмысленным нежели мебель стремящаяся к лишь к игре с геометрической формой. В этой связи вспоминается ещё одно высказывание, несколько схожее с со словами Ксенофана. Шарль Луи Монтескьё, живший в 18 веке, будто бы предугадав появление функционализма и конструктивизма сделал шутливое, но очень актуальное для осмысления нашей культуры высказывание: «Если бы треугольники создавали себе Бога — он был бы с тремя сторонами». Не во эпоху треугольников ли мы с Вами сейчас живём?

 

Автор:  Екатерина Шильцына